?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

    Корреспондент "Челябинского рабочего" беседует с внучатым племянником Николая II




Бывают моменты, когда пыль прошлого рассеивается и история становится осязаемой. Могла ли я предполагать, что мне будет пожимать руку Андрей Андреевич Романов - правнук последнего российского императора. Рукопожатие было крепким, несмотря на нашу разницу в поле и возрасте. (В Америке этот ритуал принят при встрече не только с мужчинами, но и с женщинами. А Андрей Романов - американец). Видимо, почувствовав мое волнение, Андрей Андреевич заметил:

- Удивительно, но многие русские люди хотели прикоснуться ко мне в Санкт-Петербурге два года назад, когда я вместе с другими родными присутствовал на церемонии похорон членов царской семьи и их приближенных. Я был поражен такому отношению к моей персоне. Еще недавно мне трудно было даже предположить, что когда-то окажусь в России и буду с таким обожанием принят некоторыми людьми. Женщины подходили ко мне, пытались целовать руки.

Очевидно, трагедия царской семьи дает кровавый отсвет на всех потомков Романовых, разбросанных по миру после октябрьского переворота. А благоговейное отношение верующих связано с тем, что эти люди для них - не только представители императорского дома, но и кровные родственники тех, кого они давно почитают как святых. Сотни жителей Екатеринбурга ночью с 16 на 17 июля шли крестным ходом более 20 километров от Ипатьевского дома к месту, где большевики начали зверскую расправу над телами убитых - к Ганиной яме. А там их встречали заранее прибывшие паломники из Верхотурья и других городов.

Основным событием этого года в трагической судьбе тех, кто был зверски убит в подвале Ипатьевского дома, должен стать архиерейский собор, который 13 августа планирует рассмотреть вопрос о канонизации "царственных мучеников".

Мы встретились с Андреем Романовым в Екатеринбурге именно в те дни, когда здесь поминали его предков. Этот седой статный человек был почетным гостем Шестых Романовских чтений, организованных фондом "Обретение". Напомню, именно президент этого фонда Александр Авдонин и его товарищи обнаружили в 1978 году останки царской семьи под мостиком из шпал на старой Коптяковской дороге. Андрей Андреевич был первым из Романовых, кто в 1992 году побывал на этом месте. По его словам, он приезжал, чтобы помолиться над прахом предков. Фактически, он был первым потомком императорской семьи, кто признал "екатеринбургские останки" еще в то время, когда не была завершена их идентификация.

Известный советский историк Генрих Йоффе (он долгие годы c большевистских позиций изучал русскую эмиграцию, а потом сам эмигрировал) сказал как-то: "Последние обломки давно потонувшего царизма все еще плавают на поверхности". Этот обидный образ относится к моему герою в буквальном и совсем не уничижительном смысле. Потому что Андрей Андреевич - моряк. На службу в английский королевский флот он поступил в 1942 году. Но обо всем по порядку.

Я - внучатый племянник Николая II, - начал он свой рассказ.- Мой папа - старший сын Ксении Александровны, родной сестры последнего императора. Она покинула Крым в 19-м году на английском судне и оказалась под покровительством короля Георга V. Бабушка привезла в Англию всех своих служащих. С ней были ее фрейлина, повар и много других людей. Все они поселились в Виндзоре, где король выделил им дом. Здесь я и родился в 23-м году и прожил до 28 лет. У нас была большая семья. Бабушкина дочь с мужем князем Юсуповым. Мои родители. Великий князь Никита Александрович со своей супругой Марией Дашковой. И великие князья Ростислав, Димитрий и Василий.

Мой папа старался получить работу, но это было непросто. Он был офицером, но ему пришлось открыть ночной клуб в Лондоне со своей супругой. Он просуществовал всего один год. Потом отец был художником, неплохо продавал свои работы, выставлялся.

- А когда вы в первый раз оказались в России?

- Это случилось во время второй мировой войны. Наш корабль был одним из шести в составе конвоя, который сопровождал грузовые суда до Мурманска. Два немецких судна выследили нас и атаковали. Завязался бой. Наше судно было подбито в районе кормы, к счастью, никто не погиб. После этого мы были на Нормандии, потом в Северной Африке, потом два года провели в Тихом океане.

- Вы были офицером?

- Нет, матросом. Помню, когда наше судно было в порту на ремонте, я получил двухнедельный отпуск и поехал к бабушке. А она как раз получила приглашение от короля на прием в честь дня рождения Елизаветы. Мы поехали. Во дворце нас встретил королевский церемониймейстер и проинструктировал, как нам вести себя на приеме. У меня не было подходящей одежды, и я явился во дворец в матросской форме. Кругом были генералы и другие важные персоны. Но меня посадили рядом с королем, и он благодарил меня, что я воюю за его страну. На самом деле все русские эмигранты воевали и за Россию тоже. Мы радовались, что Красная Армия бьет фашистов и молились за свою Родину.

- Андрей Андреевич, вы стали простым матросом, ваш отец работал. Разве вы не жили в Англии как особы "голубых кровей"?

- Мы были приняты при дворе - сначала Георга V, а потом и ГеоргаVI. Последний, кстати, переселил всю семью во время войны из Виндзора, потому что старый дом очень пострадал, были выбиты все стекла. Нам предоставили другой дом, в Шотландии. Там бабушка поселилась со своей свитой. Так вот, я помню, как к нашему дому подъезжала карета с двумя разряженными форейторами. Бабушка садилась в нее и гордо заявляла нам: "Я еду пить чай с королем".

Помню еще, когда мы жили в Виндзоре, королева Мэри и король Георг VI были в гостях у Ксении Александровны. Мне было семь лет. Гости спросили про меня. Бабушка сказала, что это ее внук. Королева обратилась ко мне: "Можешь называть меня тетей, а короля -дядей".

Мне запомнился еще один забавный случай из детства. Мы с братьями и сестрами от кого-то из королевской свиты получили большие яйца на Пасху. Три или четыре. Мы их с удовольствием сломали, съели, там еще были какие-то конфеты внутри. Потом вдруг к нам идет еще один слуга: "Вы получили яйца?" Мы говорим: "Да, получили". "Вы извините, это не принадлежит вам. Это для принцесс Элизабет и Маргарет". Но было уже поздно:

Сейчас в этом замке в Шотландии не осталось никого из Романовых. Там бабушка и умерла в 1960 году.

Что касается вашего вопроса о материальном положении семьи, то ничего определенного я сказать не могу. Знаю только, что все вынуждены были работать. То же самое и сейчас. Димитрий работает в банке. Ростислав тоже работал. К сожалению, он умер после поездки на похороны наших предков в Петербург два года назад. Ему было всего 55 лет. Он один из младших Романовых.

- Вы были матросом и после войны?

- Нет, я стал учиться фермерству. Мой зять в это время жил в Калифорнии и пригласил меня к себе. Я поехал. Это был 49-й год. Шли мы на судне, которое везло в Штаты породистых лошадей для разведения. Было 15 коней и всего трое людей. Две недели мы шли из Лондона до Нью-Йорка. И почти все это время бушевал шторм.

Сначала я выращивал помидоры на гидропонике. Занимался выведением новых сортов овощей. Это было в большой компании в Калифорнии. Я провел там год-полтора. Потом поступил в университет в Беркли и начал учиться социологии. Получил место в пароходной компании на Дальнем Востоке, нужно было ехать в Японию. К этому времени я уже был женат на русской девушке Елене Дурневой. Мы познакомились в Америке, но она родилась в Японии и не хотела туда возвращаться. Но работа была очень хорошая, я не хотел ее пропустить. Три года я провел в Японии и Корее. Там подружился с русским промышленником Морозовым. Он делал конфеты и шоколад. В прошлом году он умер, ему было 89 лет.

Я вернулся в Америку в 58-м году. Занимался торговлей недвижимостью и страховкой. С супругой мы разошлись. Моя вторая жена умерла, и я остался с двумя сыновьями пяти и шести лет. А потом я полюбил женщину, у которой было четверо детей. Всех шестерых мы вырастили.

- Чувствуете ли вы к себе интерес как к представителю династии Романовых?

- Существует общество, которое возглавляет Николай Романов. Он живет в Швейцарии. Мы встретились первый раз в 92-м году в Париже после смерти великого князя Владимира Кирилловича. Нас было семеро - Николай, Димитрий, Михаил, Никита, Ростислав, Александр и я. Мы объяснили, кто мы. Заявили, что объявление Владимира Кирилловича наследником престола было незаконным. По праву наследование идет к Николаю. Но соперничество между двумя ветвями Романовых продолжается. Кирилловичи по-прежнему считают, что их сын - самый правильный наследник.

- Они соперничают за несуществующий российский престол?

- У нас нет никаких претендентов на престол. Мы говорим, что судьба России - в руках ее народа. Если люди захотят пригласить какого-нибудь из Романовых, то мы постараемся помочь. Это зависит от русского народа. У нас есть Романовский фонд. Мы помогаем детям в Ярославле. Стремимся помочь русской культуре. Где помощь нужна, мы стараемся ее оказывать.

- Что для вас значит ваша фамилия?

- Фактически Романовы встретились в Санкт-Петербурге на церемонии похорон в Петропавловском соборе. Нас было 50 человек. Некоторые впервые увидели друг друга. И мы были очень счастливы этим. До 90-го года я жил как американец и никогда не думал, что смогу приехать в Россию как потомок царя. Поставил крест даже на мечтах об этом.

Моя пенсия очень маленькая, и я могу приехать сюда только с помощью других людей. Я благодарен им и всем, кто работает над восстановлением исторической правды, и верю во все, что было сделано ими здесь, в Екатеринбурге.
Дополнения к теме

А. Антошин, историк Уральского госуниверситета (Екатеринбург):

- Советские историки стремились показать ничтожность и даже карикатурность облика потомков Николая II. Особенно доставалось от советских историков самому заметному - великому князю Владимиру Кирилловичу. Вот как его характеризовали: "Родился в Финляндии, паспорт имел баварский, живет то в Испании, то во Франции, одевается на английский манер, на пресс-конференции изъясняется по-французски, царем хочет стать русским". Надо было показать его космополитом, полностью оторванным от русских корней. То же самое и с внуком Владимира Кирилловича Георгием, который был провозглашен частью монархистов наследником российского престола. Говорилось о связи российских монархистов с самыми реакционными режимами. Упоминали о существовании высшего монархического совета "где-то на задворках Лондона". Тогда говорили только о Владимире Кирилловиче. Опускался очень важный момент - некоторые эмигранты считали, что судьбу монархии может решить Земский собор, который должен состояться после освобождения России от большевиков.

Давид Чавчавадзе, из книги "Великие князья":

":Александр (великий князь Александр Михайлович - муж Ксении Александровны - А. Н.) был разорен: Единственными достаточно богатыми оставались его дочь Ирина и ее муж Феликс Юсупов, который привез с собой двух "Рембрандтов" и продал их за 450 000 долларов. Позже они пополнили свой доход, подав в суд на американскую киностудию, создавшую фильм "Распутин и императрица", в котором была затронута честь княгини Ирины. Дело было немедленно улажено за общую сумму 100 000 фунтов стерлингов, по сегодняшним ценам равную пяти миллионам долларов".

Д. Шеховской, профессор Сорбонны (Париж):

- Еще в 40-х годах все эмигранты жили на чемоданах. Главное было - сохранить то, что в душе, и вернуться. Это не осуществилось. Потом появилась такая задача - передача веры, культуры, языка. Сохранить тонкие нити между поколениями, которые одна за другой обрывались. Неминуемо происходил процесс ассимиляции. Я - представитель первого поколения, родившегося за рубежом. Я еще помню войну. Помню русскую среду 40-50-х годов. Тогда в Париже была гимназия, где преподавали русские писатели, ученые и устраивались праздники национальной культуры. Были представления, читались стихи, пелись отрывки из русских опер. И весь Париж собирался на эти праздники. Но через несколько лет люди поколения, жившего в когда-то в России, ушли, и некому было готовить молодежь. Наступило прозябание. Сейчас растет поколение, которое испытывает трудности в своем национальном осознании. Мы стремимся сохранить язык, православие. Сегодня для нас открылись новые перспективы. Раньше нам казалось, что мы знали о России что-то другое, больше, чем россияне. Наступил момент, когда для того, чтобы углубить собственные знания, нам необходимо приезжать сюда. Есть тяга между русскими за рубежом и здесь. Идет речь о том, чтобы действовать вместе. Я знаю два-три фонда, которые содержат детские больницы в России.

Материал подготовила Алевтина НИКИТИНА. Использованы выступления участников Шестых Романовских чтений и книга "Великие князья" (вышла в США на английском языке в 1990 году. В 1998 году издана в Екатеринбурге, перевод с английского Г.П. Авдониной).

Екатеринбург - Челябинск

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
il_ducess
Jul. 4th, 2011 07:40 pm (UTC)
О эта получилась просто идеально!
В предыдущей что-то не так поставили с катом:)
romanovtoday
Jul. 4th, 2011 08:04 pm (UTC)
Спасибо!
Я попробовал исправить :)
zagrebchanka
Jul. 5th, 2011 12:28 pm (UTC)
очень интересно, спасибо!
( 3 comments — Leave a comment )

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner